Новый год

Сейчас я уже точно не вспомню: какой именно тогда был Новый год, но буквально где-то дня за два до него мне позвонил Костик и предложил отметить его «в очень интересной компании, и в очень необычном формате. Тебе понравится».

Костик, чтобы вы понимали — это такое, знаете ли, непонятно что. Полубогемная личность, манекенщик салона Славы Зайцева, красивый блондин со стрижкой каре, и с полным отсутствием каких-либо эмоций в принципе. Я даже не знала: какой он хоть ориентации-то вообще? Потом поняла: а никакой. Его в принципе секс ни в каком виде не интересовал. Ни с женщинами, ни с мужчинами, ни с надувными осликами из секс-шопа. Предполагаю, его вполне устраивал он сам.

Познакомились мы с ним пару лет назад, все в том же салоне Славы Зайцева, куда я как-то раз заехала, чтобы отдать какие-то там фотки своей бывшей однокласснице Наташке, работающей в том салоне администратором.

Понятия не имею, зачем Костику была нужна я, но вот мне от знакомства с Костиком выгода была определенно: я частенько брала его с собой на всякие фильдеперсовые мероприятия типа чьей-нибудь свадьбы, похода в пафосный клуб, или на день рождения ко всяким мажорам. Ну, что-то типа дорогого аксессуара, на который у меня не было денег. Зато был Костик, который, по неизвестной мне до сих пор причине, никогда не отказывался сопровождать меня куда угодно, даже не спрашивая — а куда, собственно, мы с ним вообще идём?

Очень загадочный персонаж.

И вот сейчас мы с ним впервые за всё время поменялись ролями: это не я снова куда-то его позвала вместе сходить, а он позвал меня куда-то, чтобы вместе со мной отметить Новый год.

Оказавшись с обратной стороны ситуации, я решила вести себя так же, как обычно всегда вел себя Костик: то есть, согласилась на его предложение сразу, не задавая никаких лишних вопросов. Как выяснилось позже — очень зря.

По единственной имеющейся у меня информации, мне предписывалось прибыть 31 декабря, ровно в 22:00 куда-то на какую-то улицу какого-то Саляма Адиля, дом такой-то, квартира такая-то, и там, дескать, меня будет ждать просто масса незабываемы впечатлений.

Грешным делом, где-то в глубине своей корыстной черной души, я надеялась на то, что там окажется толпа других манекенщиков Славы Зайцева, тоже очень красивых, но только адекватных, гетеросексуальных, и все они там будут без своих баб.

Ну, где-то приблизительно так оно в целом и оказалось: по указанному адресу действительно тусила целая толпа мужиков, и все они пришли туда без баб, но имелись так же и нюансы: половина из них была геями, а еще половина — копиями Костика.

При этом все они были совершенно голыми, не считая кожаных тапочек. А ещё у каждого из них на лице была какая-то детская новогодняя маска: у кого-то зайчик, у кого-то пёсик, у кого-то лисичка, у кого-то петушок. У Костика было лицо белочки.

Это выяснилось как только она открыла мне дверь и безэмоциональным голосом Костика сказала:

— Ура. Теперь все гости в сборе. С наступающим тебя. Проходи, разувайся, вот твои кожаные тапочки и маска. Раздеться и оставить свои вещи можно вон в той комнате. Как будешь готова — присоединяйся к нам. Мы в гостиной.

Сказал, сунул мне в руки пакет с новыми тапочками и какую-то маску, развернулся, красиво сверкнув голой жопой, и так же красиво двинул в сторону гостиной профессиональной подиумной походкой.

Я перевернула свою маску, и посмотрела: в чьём образе я встречу этот Новый год?

Надо же: Пчёлка Майя!

Ну тоже не самый плохой вариант. Спасибо, что хоть не мадагаскарский таракан.

Я сняла сапоги, нахлобучила на себя маску, аккуратно подкралась к дверям гостиной, и с осторожностью запилила туда своё жало. И охренела до изумления!

Представьте себе огромную комнату, квадратов на пятьдесят, в центре которой стоит богато накрытый стол: черная икра, крабы, Вдова Клико в серебряных ведёрках со льдом, и прочие никогда мною невиданные волосатые фрукты рамбутаны. По обе стороны от стола растянулись вдоль стен огромные черные кожаные диваны, на которых сидели/лежали/прыгали человек тридцать голых мужиков в детских карнавальных масках, а между ними диванами ловко лавировали туда-сюда точно такие же голые (не считая белых фартуков) официанты, в руках у которых были серебряные подносы, а на тех подносах стояли здоровенные такие хрустальные салатницы с каким-то белым порошком, которые там все с аппетитом то ли ели, то ли нюхали. Точно это я понять не могла, потому как гости просто ныряли в эти салатницы всей головой, не снимая масок. Но, походу, всё же нюхали: дырки для носа на этих масках же были, а вот сделать там ещё и дополнительные дырки для рота директор масочного комбината посчитал, видимо, излишеством и ненужным развратом.

А. Вы спросите: а где же в этой комнате стояла ёлка? Новый год ведь, ёлка должна быть обязательно!

Ну так она там и была. Но только она не стояла, а висела. Вернее, свисала вниз головой с потолка, упираясь своей верхушкой в самый центр праздничного стола. А вместо ёлочных игрушек на ней висело множество маленьких алюминиевых баночек с попперсами — если кто ещё о них тут помнит.

Короче. Я ещё где-то минут пять постояла у дверей, разрабатывая план действий, а потом вихрем ворвалась в комнату, подскочила к столу, одной рукой быстро дёрнула из ближайшего ведёрка бутылку Вдовы Клико, а другой ухватила здоровенную полуметровую крабью ногу. После чего таким же вихрем вылетела из комнаты обратно, не снижая скорости промчалась по коридору до входной двери, на бегу переложила крабью ногу подмышку, освободившейся рукой подхватила свои сапоги, выскочила из квартиры, и пешком побежала вниз по лестнице.

На втором этаже я остановилась отдышаться, и прислушалась: не слышно ли там звуков погони? Звуков там не было слышно никаких. Как будто бы всем на самом деле было насрать на то, что какая-то незнакомая баба, полностью одетая и в маске Пчёлки Майи, прямо на их глазах ворует со стола крабью ногу и куда-то с ней убегает. Мне прям аж обидно даже немножко стало. Но, с другой стороны, зато я могу сейчас спокойно переодеться обратно в свои сапоги, разломать крабью ногу на несколько крабовых палочек, для удобства, и аккуратно убрать их в свою сумочку.

Тот не-помню-какой Новый год я по итогу встретила дома у своих родителей, преподнеся им в качестве новогодних подарков украденные мною у геев крабью ногу и Вдову Клико. И это был просто замечательный Новый год. По-семейному теплый, уютный, и добрый. И ёлка у нас стояла в ведре на полу, и за столом сидели нарядно одетые люди, и тапочки у них у всех были самые обычные: старые и флисовые.

Не было ни попперсов на ёлке, ни детских масок на голове.

А вот крабья нога зато у нас была.

Оху... ая, кстати говоря, нога.

Лидия Раевская



Поиск по сайту

Подиум

Банк Тинькофф

Ваша реклама