Креатив

Не плюй в баскетболиста

 

Кто-то очень умный сказал: - «Вежливость – это самый легкий способ существования»
С тех пор, как я услышал эту фразу, каждый божий день убеждаюсь в ее правоте, вот и вчера:

Стоял я в «Ашане» у газетного стеллажа, листал журнальчики и краем глаза наблюдал, как супружеская пара в соседнем отделе пыталась снять с верхней полки коробку с каким-то термосом. Внизу все коробки были, либо открыты, либо примяты, а там, на недосягаемой высоте, стояли ровненькие и новенькие, стояли и манили, даже обидно.

Мужчина трепал меня по щёчке, кормил на убой и называл "маленькой"

В далёкие-далёкие времена, когда я была юна, прекрасна и невинна... Хотя кого я обманываю.

В далёкие-далёкие времена, когда сиськи мои не свисали из-под рубашки снизу, а морщины на шее ещё не создали отдельную вселенную, я повстречала Мужчину мечты.

Мужчина был красив, как юный бог, очешуительно богат и обладал членом, занявшим первое место на конкурсе железнодорожных свай. Но это был мужчина какой-то чужой мечты, и мне он не попадался.

Мужчина же моей мечты оказался пиздецки лохмат, малость придурковат, инфантилен, нищ как кладбищенский смотритель и старше меня в два с лишним раза. Я радостно улюлюкнула и вцепилась в Мужчину с целью покорения. Мужчина охуел, припустил в штаны жидким и на всякий случай покорился.

Наше тихое счастье не знало границ: Мужчина покупал мне пиво и сало, я бережно вычищала из его пупка войлочные каки, мы жили в захламлённой съёмной однушке и спали на дырявом надувном матрасе. Но женщина во мне ожидаемо возжелала большего. Голых целлюлитных пупсов на свадебных машинах, 100500 фоточек переплетных рук с кольцами и маленькое розовое тельце с глазами Мужчины.

Но Мужчина на мне не женился.

Я училась готовить борщи, осваивала искусство горловой любви, просыпалась до будильника и пекла горы блинчиков на завтрак, но Мужчина на мне не женился.

Я забила на брак и стала агрессивно втирать окружающим, что штамп в паспорте ничего не значит. Окружающие отбивались, звали на помощь, а Мужчина не замечал суеты вокруг себя и по-прежнему не женился.

Шли годы, сиськи мои сползали все ниже, Мужчина трепал меня по щёчке, кормил на убой и называл "маленькой". Жопа моя перестала влезать в проход, Мужчина хлопал по ней и радостно наблюдал за колебанием масс, но почему-то не женился.

И вот однажды...

Да, именно так.

Однажды мы с Мужчиной праздновали Новый год в гостях у наших друзей. Искрился снежок, лёгкий морозец щипал за нос, на ветвях тополей празднично висели кожурки от мандаринов и использованные гандоны. Мы радостной гурьбой высыпали на улицу с шампанским в руках, и под мощные залпы салютов и звуки блевания с балкона Мужчина, волнительно улыбаясь, протянул мне маленькую бархатную коробочку. Я верила и не верила, в голове гудело от фейерверков и шампанского, в носу щипало — то ли от прилива чувств, то ли от запаха пороха, — а мир вокруг искрился и вращался, пока я дрожащими пальцами открывала подарок.

Внутри коробочки оказался очаровательный кулон из серебра.

И всё.

Мужчина трогательно мялся рядом, ожидая реакции. Я стянула морду в жуткую гримасу, которая должна была изобразить искреннюю радость и благодарность, а на деле только спугнула тусовавшихся неподалёку в надежде на подачку бомжей. Но мой Мужчина радостно выдохнул, и все пошли дальше блевать шампанским.

… Я не сдавалась и пошла на крайние меры.

Жестоко и беспрезервативно надругавшись над Мужчиной, я вскоре ощутила, что во мне наконец зародилась жизнь. В принципе, впервые жизнь во мне зародилась ещё в пятом классе, когда я опрометчиво сжевала привокзальный пирожок из грязных рук, и регулярно продолжала зарождаться, потому что я не привыкла усваивать жизненные уроки. Симптомы были схожи: регулярная беготня к унитазу с размышлениями, каким отверстием к нему повернуться, возросший аппетит, сонливость, прыщи. Но знакомая гинеколог, едва завидев меня на пороге кабинета, авторитетно заявила, что внутри меня не глисты, а человеческий мальчик. Спорить я побоялась.

Потом я девять месяцев исправно носила в женскую консультацию литры крови и ссанья, за что в итоге мне там выдали очаровательное создание с носом картошкой и крошечной пипиской, отдалённо напоминавшего Мужчину. В ЗАГСе во время регистрации ребёнка тётенька в строгом платье, сочувственно глядя на меня, спросила, не хотим ли мы заодно засвидетельствовать наш брак. Мой Мужчина оценивающе окинул меня взглядом, содрогнулся, потом произвёл какие-то мысленные вычисления и сказал заветные три слова:

— Слышь, может, того?

Потолок кабинета регистрации завертелся и взлетел в космос, ноги стали дряблыми и едва не подкосились, в голове громко забухал пульс. Мы стояли близко друг к другу, я подняла взгляд на Мужчину и встретилась с ним глазами, не скрывая слёз. Закусив губу, чтобы не разреветься в сопли, я уткнулась носом в его плечо и сипло ответила куда-то в свитер:
— Молоко пришло… Щас лопну. Пошли домой.
— Но… Я не понял… Ты замуж-то за меня выйдешь?!
— А вот хуй. Не для тебя мама такой цветочек рОстила.

...И жили мы с Мужчиной долго и счастливо. Без штампа, без фоточек переплётенных рук, без кредита на бухло для пятидесяти шести самых любимых родственников и бабы Зины из Усть-Перепиздюйска. И умерли… А нет, не умерли. Так и живём.

Какова же глубинная мораль сей восхитительной истории, дорогие мои детишечки? Правильно, нет её.

Просто бабы редкостно ебанутые существа. И как в напоминание об этом в пакете с просроченной хной, пупочными каками и драными лифчиками я много лет храню чёртову бархатную коробочку.

Ибо нехуй.

Гуманитарка, чудеса бывают

Каждый Новый Год у меня появляются новые злые буквы. Этот не стал исключением.

- Рыба, вставай!
- Чё те надо, поспать дай, - буркнул сержант, натягивая бушлат на голову.
- Да вставай на! Там гуманитарку привезли!
- Оп-ля.. Чё ж ты молчишь то, мудила...

Через несколько минут Рыба и Масел уже были у грузовиков, как впрочем и весь полк. Офицеры стояли в кузовах, резво раздавая по две коробки на отделение. Прошло ещё полчаса и рычащие «Уралы» двинулись в обратную дорогу.

- Масёл... Чё за хня? Ну я понимаю, мандарины с конфетами. Но куклу то нам нахера сунули, - Рыба вертел в руках игрушку в яркой коробке.

Наказание

- Михаил. Можно просто Миша, - представился Сергеев. Лицом к лицу мы виделись впервые.

Помню, каким он был год назад: не красавец, конечно, но хоть на человека был похож. Теперь многое изменилось. Время, проведённое за решёткой, ему на пользу не пошло. Щёки впали, плечи ссутулились, костяшки на пальцах сбились. А, самое главное, глаза. Искорка в них, что ли, погасла.

Мы сели за стол. Конвоир косо поглядывал нас – его присутствие было обязательным, иначе мне не удалось бы поговорить с Сергеевым. А поговорить было о чём.

Проверка на прочность

Елена вышла из машины, в которой сидел мент, водитель и еще одна дама преклонных лет, работающая в соц. службе.

- Добрый день – поздоровалась она с женщиной средних лет в изношенной фуфайке, трениках, голошах на босу ногу и косынке, повязанной как бандана, на макушке которой виднелся знак анархии.
- Добрый – щурясь промямлила «анархистка»
- Вы не знаете, где тут дом Ромашиных или Ромашевых? – и Елена полезла в папку, чтобы посмотреть фамилию. Вот, нашла... Ромашевы. – убирая в папку бумагу, уточнила она
- Девушка, тут все Ромашевы. Кто именно вам нужен? – и женщина, подняв руку, как Ленин, указала в сторону домов, стоящих по бокам проселочной дороги. Только в отличии от вождя, который указывал в идеалистическое будущее, деревенская баба указала в сторону российской реальности. А реальность - это полумёртвая деревня, состоящая из покосившихся домов, где живут остатки Ромашевых.
- Деревня то Ромашево, вот и мы тут все Ромашевы – уточнила женщина, почесывая свою филейную часть.

Военно-кухонный роман

nout

Полгода я нежился в квартире один, выбив пять грехов из семи возможных.

Но потом расцвёл кухонный кактус.

Сначала он мне нравился. Если бы я был дворянином, он был бы на моём фамильном гербе. Как символ того, что я почти не пью и болезненно реагирую на излишнее любопытство к своей персоне. Но однажды этот брутальный ёж кинул вверх зелёную стрелку ростка, который завершился чем-то ромашкообразным цвета фукси. Внутри цветка, на круглом мохнатом пуфе сидела маленькая женщина лет сорока.

Ночная жена

prizrak

— Ну что, дружище, как ты?

— Да как в сказке. Чем дальше, тем страшнее.

Мы каждую встречу начинали с этого диалога. Все-таки Макс жуткий оптимист. Немного туговат, слишком добрый, в детстве прослыл ботаником. Он не был особым трусом, но конфликтов избегал. Слишком мягкий. Вообще не от мира сего, но есть в нем хорошая черта — мой друг никогда не унывает. Я налил чаю, и тут Максим задумчиво посмотрел на свою кружку, сквозь боль улыбаясь своим мыслям.

Никто не впустил

 

Я живу в Подмосковье километрах в пятнадцати от Москвы. Это небольшой городок, постепенно переходящий в другой небольшой городок, а уже затем в большую Москву. Жизнь у меня тихая, размеренная, у меня есть девушка, квартира, машина, зарплата меня устраивает. Вообще, я раньше скептически относился ко всему паранормальному и тому, что «за гранью». Нет, я как бы верил в то, что в глухих лесах России, в пещерах под древними гребнями и горами, в глубине озер водится что-то. Мистическое. Старое. А вот в городах, в цивилизации им места нет. Города безумны, они сами порождают своих демонов. У нас есть маньяки и психопаты. Этого ли не достаточно?

Половая измена - III

 

Есть ли для женщины кошмар, ужасней, чем муж-изменник? Есть. Этот кошмар – муж-гомосек.

- Мало того, что у него член просроченным сыром иной раз попахивает, так теперь я должна принюхиваться, не воняет ли он гавном его любовника, - нервничала Юля, стряпая пельмени на кухне, - всё, больше никаких минетов.
- А ведь как конспирировался, гад, - вспомнила Юля, как неделю назад они зажигали с Павликом под её любимую порнушку и совершенно случайно она перемотала на момент с поцелуйчиками гомосексуалистов, Павлик так плевался и матерился, что чуть не разбудил детей в соседней комнате, - целку из себя корчил, сволочь.

Как бороться с соперницей-женщиной Юля знала - можно через интернет в сексуальных затеях поднатореть, можно подловить и морду ей расцарапать, можно, на худой конец, силиконовые сиськи вставить.

Половая измена - II

Хотелось мне конечно на тему семьи и брака тут поморализировать, о разложении общества, о реформе семейного законодательства, о понятии «главы семьи» и многоженстве, но с вами, падонками, разве кроме как о сексе и говне, о чём-нибудь можно...

* * *

Николай изменять своей жене очень боялся. В годы юности он выполнил норматив мастера спорта по классической борьбе, легко умел за себя постоять и имел много хороших знакомых в среде спортсменов, милиционеров и, само собой разумеется, в криминальных кругах. Но в гендерной борьбе за распределение семейных прав и обязанностей, он смог отстоять для себя только два конституционных права – право на труд и право сохранять молчание, ибо каждое сказанное им слово всегда было использовано против него. Николай был подкаблучник, причём подкаблучник закостенелый, как член динозавра, и именно поэтому он боялся изменять своей жене.
Боялся, но изменял.

Яндекс.Метрика